Eng Карта сайта | Обратная связь Корпоративная зона
Войти в личный кабинет
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

или

Забыли пароль?
Еще не зарегистрированы? Регистрация

Забыли пароль?

 

Не планктон, а поколение

5 Апреля 2007 |
Не планктон, а поколение

«Трибуна», 23/03/2007

Под занавес прошлого года правительство утвердило "Стратегию государственной молодежной политики". Это первый за последние 11 лет официальный федеральный документ, направленный на решение проблем почти сорока миллионов граждан в возрасте от 14 до 30 лет

Значительную роль в его принятии сыграла Общественная палата, которой удалось правительству кое-что доказать. Об этом – наш разговор с председателем "Российского Союза Молодежи", руководителем рабочей группы Общественной палаты по вопросам развития молодежного движения Олегом РОЖНОВЫМ.

– Политика в отношении молодежи есть у любого государства, даже когда нет целостной системы мер в этой сфере, – говорит Олег Александрович. – Обращать на молодых людей внимание на этапе, когда уже возникли проблемы, – тоже определенная политика. Недавно в одном из сибирских регионов к руководителю местного отделения "Российского Союза Молодежи" подошел школьник и попросил помочь встать на учет в детскую комнату милиции. Он ничего не натворил, а свое желание объяснил просто: "У мамы нет денег отправить меня летом в детский лагерь. А если я буду состоять на учете как трудный подросток, то поеду туда за государственный счет..." Остаточный принцип финансирования – тоже политика.

Последняя программа "Молодежь России", рассчитанная на 2001 – 2005 годы, предусматривала 66,9 миллиона рублей, то есть на каждого молодого россиянина по два рубля в год. Хуже того, аналогичная программа на 2006–2010 годы вообще не была принята, поскольку против нее в свое время резко выступил финансовый блок правительства. Руководство Минфина, видите ли, не может посчитать финансовый эффект от вложенных в патриотическое воспитание средств! Мы объясняем: эффект может заключаться в снижении молодежной преступности, наркомании, но это не происходит в отчетные периоды, и этого нельзя посчитать на калькуляторе. Не понимают. Кстати, когда закрыли федеральную программу "Молодежь России", следом стали закрываться региональные, поскольку местная власть действует с оглядкой на Москву.

А когда в 2004 году началась реструктуризация исполнительной власти, в ряде краев и областей сразу закрыли органы по делам молодежи, потому что профильный федеральный орган исполнительной власти окончательно потерял самостоятельность. Сейчас это отдел молодежной политики одного из департаментов Министерства образования и науки РФ. Система окончательно разрушилась. И в одних регионах сегодня молодежной политикой занимается губернатор, в других – только общественные организации, в третьих – вообще никто.

Что касается "Стратегии государственной молодежной политики", то уже сам факт ее появления внушает определенный оптимизм. Рассчитана она до 2016 года, предусматривает реализацию ряда интересных проектов (для инвалидов, для усиления общественной активности молодежи и проч.) и, несомненно, принесет пользу, если будет подкреплена рублем. Однако это как раз под большим вопросом. На мой взгляд, на молодежную работу в России необходимо около миллиарда рублей в год, однако Минфин настаивает на 80 миллионах... И пока в трехлетнем бюджете фигурируют именно такие суммы, которые более чем в десять раз (!) меньше от потребности. А в эту сферу, как и в любую другую, надо инвестировать, чтобы молодые люди, вырастая сознательными гражданами, отдавали весь свой потенциал государству. У нас такого пока нет. На днях пришел ответ на обращение нашей группы к председателю правительства РФ по поводу объема и механизмов ресурсного обеспечения "Стратегии". Смысл его: денег нет, все вопросы к Минобрнауки.

– Тем не менее нельзя не заметить, что государство уделяет внимание воспитанию политических лидеров. Существуют образовательные проекты для молодых политтехнологов, молодых юристов, профсоюзных лидеров, материально поддерживается ряд молодежных политических движений. Вопрос лишь в том, каковы перспективы всех этих проектов после 2008 года?

– Если движение обладает внутренним стержнем, то у него есть перспективы. Если же оно создано под локальную календарную цель, то когда она будет достигнута, на движении можно будет ставить точку.

Напомню, что за 17 лет мы пережили множество появляющихся и исчезающих молодежных политических организаций. Например, в середине 90-х годов действовало молодежное крыло популярной в то время партии "Наш дом – Россия". Все СМИ сообщили: создается новый комсомол, посмотрите, какие замечательные ребята, какая мощная структура! Как только вынули из нее финансовую иглу, через месяц все рассосалось и не осталось даже царапины. Кроме того, я считаю, что молодежные политические движения – это очень простые технологии для решения важных, но не перспективных задач. Безусловно, они нужны, но это не есть системная работа. То, что эти движения кому-то из ребят дадут возможность выскочить на политическую сцену, – хорошо, но, на мой взгляд, такие механизмы должны действовать постоянно. В любой стране должна быть система отбора и подготовки кадров для госслужбы и бизнеса. У нас ее нет.

– Президент Чечни Рамзан Кадыров недавно призвал лидеров молодежных движений республики активнее выдвигать своих представителей на руководящие посты в управление не только районного, городского, но и республиканского масштаба. Предложение вроде бы любопытное, но рукоплещут ли таким идеям чиновники?

– Во всех сферах бюрократия очень жестко противостоит допуску в сферу принятия решений новых людей, тем более молодых и независимых. Например, предвыборный проект единороссов "Политзавод", предполагающий для молодежи 20-процентную квоту в партсписках, встретил огромное сопротивление со стороны старой гвардии на местах.

На молодежь смотрят как на политический планктон. То есть на улицах митинговать – пожалуйста, к избирательным участкам прийти – уж будьте добры, а вот вход во власть строго воспрещен.

– На Западе молодежь активно защищает свои права. Достаточно вспомнить протест французских студентов против нового трудового законодательства. Дорастет ли до активной защиты своих прав российская молодежь?

– Уточню: французская ситуация была очень специфична, она была связана с чрезмерно открытой в этой стране миграционной политикой. Если же говорить в целом, то в Европе обстановка считается достаточно взрывоопасной, если в завтрашнем дне не уверены 10% молодых людей. Предполагается, что в этом случае можно ожидать массовых уличных выступлений. У нас такой "неуверенной" молодежи, если верить соцопросам, – 20%. И ничего, все более–менее спокойно. Россия в этом плане инертная страна.

Однако локальные волнения в студенческой среде не редкость. С плакатами выходят на улицу и по поводу проблем в общежитиях, и по поводу разного рода образовательных экспериментов. Например, на этой неделе студенты Московской области протестовали в Люберцах против незаконного превращения их общежитий в гостиницы для гастарбайтеров. Свои права защищать студенты будут всегда, а чтобы не происходило массовых волнений, необходим легитимный механизм взаимодействия между учащимися и руководством вуза – орган студенческого самоуправления. В настоящее время при помощи "Единой России" мы инициируем поправки в закон "О высшем и послевузовском образовании" с тем, чтобы студенческие советы узаконить в вузах наряду с учеными и попечительскими. Поправки уже прошли молодежную комиссию и экспертный совет партии, скоро, надеюсь, будут внесены в Думу.

– Что это даст?

– В этом случае вузы будут обязаны создать у себя студенческие советы. Сегодня они существуют лишь в тех вузах, где ректоры дальновидны и понимают: у студентов должна быть возможность предъявить и огласить свои претензии легитимным путем. Незачем выходить с плакатами на площади, если есть гораздо более эффективный инструмент для диалога с администрацией вуза – студенческий совет. Кроме того, с помощью совета можно влиять на качество образования, договариваясь, например, о спецкурсах, которые были бы интересны студентам, а не администрации.

– Насколько независимы органы студенческого самоуправления в тех вузах, где они уже функционируют?

– К сожалению, многие из них декоративные. В прошлом году мы провели анкетирование, и оказалось, что из девятисот вузов, где шел опрос, к решению проблем качества образования и управлению образовательным процессом допущено не более 25–30% учащихся. Есть вузы, где к мнению студентов не прислушиваются вообще.

Опрос показал, что во многих вузах студсоветов нет. А почти половину из тех, что существуют, возглавляют вовсе не студенты и не аспиранты, а сотрудники вуза, некоторым из которых за 50, а порой ректоры назначают туда своих племянников. Будут они ходить в начальственные кабинеты и чего-то добиваться? Конечно, нет. Они будут проводить интересы администрации в студенческой среде. Это дезавуирует весь смысл органа, который должен избираться всем студенчеством вуза и представлять его и только его интересы. Могу сказать, что сегодня многие коммерческие вузы абсолютно не заинтересованы в том, чтобы орган студенческого самоуправления интересовался, например, тем, куда идут деньги, получаемые администрацией вуза за образование.

Однако молодежную политику нельзя сводить лишь к образовательной. Проблема в том, что именно так полагают чиновники, а потом удивляются, почему лучшие выпускники уезжают работать за рубеж. Молодежная политика – это межведомственная сфера. Она включает в себя множество аспектов – от возможности трудоустройства до информационной политики. Должна быть выстроена целостная общественно-государственная система, а не обрывки, по которым нельзя понять замысел рисунка.

В одних регионах сегодня молодежной политикой занимается губернатор, в других – только общественные организации, в третьих – вообще никто. Система окончательно разрушилась

РОЖНОВ Олег Александрович – председатель Общероссийской общественной организации "Российский Cоюз Молодежи", руководитель рабочей группы Общественной палаты по вопросам развития молодежного движения, кандидат социологических наук.

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться
 
Известны результаты первого сезона «Калужской космической юниор-лиги КВН»
В Калуге встретились школьные команды КВН, чтобы побороться за лидерский титул
В Москве и Санкт-Петербурге прошли мастер-классы по черлидингу
900 студентов приняли участие в спортивных тренировках
Помним прошлое – гордимся настоящим
В Кемерове состоялась историко-познавательная игра, в которой приняли участие более 70 человек
 
зарегистрироваться

Я—гражданин_for_Media-v1-photo_3(433x310).png

фотохроника 25 лет РСМ.jpg
Юлия Смирнова: АСО РОССИИ поддерживает инициативы студенчества
Сегодня у нас в гостях Юлия Смирнова, Председатель Общероссийского общественного молодежного движения «Ассоциация студентов и студенческих объединений России» (АСО РОССИИ).

 
 
<< Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Студенческое самоуправление

Всероссийская Юниор-Лига КВН

РСВ

АСО

Аккредитационная экспертиза

 

© Российский Союз Молодежи, 2002- 2016